СВОИ. К 40-ЛЕТИЮ МОСКОВСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ



В честь юбилея Московский фестиваль устраивает праздник – для киногурманов и для себя. Киногурманов ждет встреча с фильмами, которые мало кому удавалось в последние годы увидеть на большом экране – несмотря на статус легенд киномира и определенную мифологию, которой успела «обрасти» каждая из этих картин. В этом смысле коллекция, представленная на 40 ММКФ, уникальна, а имена Асгара Фархади, Йоса Стеллинга, Жана Эсташа, Джоанны Хогг и многих других не нуждаются в каких-либо дополнительных рекомендациях. Праздник же «для себя» – тот самый особый случай, когда Московский фестиваль может позволить себе быть нескромным  и «надеть ордена». 
 
В рамках юбилейной программы зрителю будет представлен тот список (конечно, далеко не полный) открытий высочайшей пробы, которые ММКФ  сделал для мирового кино. Именно с успехом в Москве было связано начало стремительного восхождения звезд таких режиссеров, как Иштван Сабо («Отец»), Ван Куанань («Лунное затмение»), Явор Гырдев («Дзифт»), Клод Жютра («Мой дядя Антуан»)... Неискушенные кинокритики порой даже удивляются, когда обнаруживают, что, оказывается, «по красной дорожке «Пушкинского» Рубен Эстлунд прошелся много раньше, чем по набережной Круазетт» (с дебютной «Гитарой-монголоидом»), или, например, что «Луну» Данкана Джонса также впервые оценили в Москве.
 
Особая роль принадлежит Московскому фестивалю в открытии новых имен в отечественном кино. Казалось бы, что удивительного, учитывая российскую прописку фестиваля? Но достаточно увидеть названия картин, чтобы понять, что каждая из них связана с поиском нового киноязыка и другой эстетики. Между «Коктебелем» Алексея Попогребского и Бориса Хлебникова и «Шапито-шоу» Сергея Лобана, кажется, пролегла эпоха, а за «Временем жатвы» Марины Разбежкиной стоит целая традиция и целая школа. Если оглянуться в совсем недавнее пришлое, то к этим блистательным отечественным картинам, дебютировавшим в Москве,  прибавились не менее яркие фильмы-события – «Да и да» Валерии Гай-Германики, «Милый Ганс, дорогой Петр» Александра Миндадзе, «Мешок без дна» Рустама Хамдамова.  И также не стоит забывать, что именно в рамках Московского кинофестиваля состоялись мировые премьеры таких поистине знаковых для отечественного кино картин как «Бумер» Петра Буслова, «Ночной дозор» Тимура Бекмамбетова, «Духлесс» Романа Прыгунова (кстати, заявившего о себе впервые именно в Москве дебютной работой «Одиночество крови»).
 
ММКФ – фестиваль не столько дебютов, сколько особой оптики, которая позволяла жюри разглядеть что-то, порой неочевидное. Вокруг того, как каждый из этих фильмов пробивался «на свет» (до Москвы, после Москвы), мог бы появиться свой сюжет – подобно сюжету о том, как московская победа «Кинолюбителя» помогла Кшиштофу Кесьлёвскому выстоять в Польше в атмосфере грядущего военного положения. Сегодня Московский кинофестиваль предлагает увидеть те самые фильмы – знаменитые; не знаменитые, но легендарные; не легендарные, но великие. 
 
Игорь Савельев