ДВЕ НЕДЕЛИ ДЛИНОЙ В 50 ЛЕТ



ДВЕ НЕДЕЛИ ДЛИНОЙ В 50 ЛЕТ

Когда выяснилось, что в этом году Московский кинофестиваль по независящим от нас причинам переносится на весну, чтобы освободить пространство футбольным болельщикам, мы задумались о том, как нам представить в программе Каннский кинофестиваль, победителям которого по традиции оставляли важнейшую и самую престижную часть внеконкурсной программы ММКФ. Очевидно, что с итогов Канн надо будет переключаться на итоги Берлинале, но и о Лазурном береге мы решили не забывать. На помощь нам пришла история фестивального движения.

«Двухнедельник режиссеров» - старейшая из параллельных программ Каннского кинофестиваля. Она возникла в период кризиса «большого» фестиваля, его стагнации под давлением официоза, с одной стороны, и разброда и шатаний молодежного движения протеста, вскормившего «новую волну»,  с другой. В этих условиях «Общество французских режиссеров» приняло решение вдохнуть в каннскую программу новую жизнь. Кредо новой программы ее инициаторы определяли следующим образом: «Призвание этой параллельной секции Каннского кинофестиваля состоит в открытии фильмов и кинематографистов, остановленных на пороге крупнейших международных кинофестивалей и основных прокатных сетей. Двухнедельник режиссеров отличает свобода духа, отсутствие конкурса и открытость для посещающих фестивали зрителей-непрофессионалов». Новую концепцию было поручено воплощать в жизнь тогда еще молодому продюсеру Пьеру-Анри Дэло, который оставался руководителем программ «Двухнедельника» до конца 90-х.

Этот наиболее успешный период широко представлен в нашей программе. Благодаря Дэло в Каннах появилась «Реконструкция» Лучиана Пинтилие – первая ласточка грядущего взлета румынского кино. «Жил певчий дрозд» открыл для Западной Европы не только уникальное дарование Отара Иоселиани, но и своеобразие грузинского кино, которое до поры до времени на Западе воспринималось просто как советское.

Пересмотру подвергались и традиционные иерархии французского кино. С одной стороны, Дэло обратил внимание на полузабытого к тому времени классика Робера Брессона, показав его экранизации Достоевского «Кроткая» и «Белые ночи» (фильм назывался «Четыре ночи одного мечтателя»). С другой, - его не пугал экстремизм «Ветра с Востока» Жана-Люка Годара или «группы  Медведкин». Леворадикальные симпатии проявились и в выборе итальянских фильмов братьев Тавиани, в особенности «У святого Михаила был петух», и такой знаменитой картины как «ВР – тайны организма» Душана Макавеева.

В дальнейшем ориентация на маргинальные сенсации принесла свои плоды. Мы включили в программу картины, которые открыли для Европы и мира англичанина Теренса Дэвиса («Далекие голоса, застывшие жизни»), австрийца Михаэля Ханеке («Седьмой континент»), китайца Энга Ли («Ешь, пей, мужчина, женщина»), бельгийцев братьев Дарденн («Обещание»).

Вслед за Пьером-Анри Дэло фильмы для Двухнедельника отбирали Мари-Пьер Масиа, а в последние годы Эдуард Вайнтроп, которому помогал наш соотечественник и мой бывший аспирант Игорь Гуськов. Игорь рано ушел из жизни, до последних минут продолжая бороться за те фильмы, которые ему были дороги. Эту программу мы посвящаем его памяти.

Отношения Двухнедельника с «оставшимися на пороге» российскими фильмами – история отдельная. Именно в этой программе состоялись международные премьеры ленты Алексея Балабанова «Про уродов и людей» и анимационного «Божества» Константина Бронзита.

Особого упоминания заслуживают такие открытия Вайнтропа, как «Сильно любимая» марокканца Набиля Аюша и «Объятия змеи» колумбийца Сиро Герра. 2018 год – последний год Вайнтропа во главе Двухнедельника. Будем ждать его предстоящей программы, а затем посмотрим, что нам предложит в 2019 году новый директор – итальянец Паоло Моретти. 50 лет – еще не порог, а «остановка на пороге», символизирующая  новое начало.

Кирилл Разлогов