Отчет по пресс-конференции о фильме «Похвальное слово ничему»

24 апреля 2018 года состоялась пресс-конференция по фильму «Похвальное слово ничему» режиссера Бориса Митича. Картина участвует в конкурсе документального кино 40-го Московского Международного кинофестиваля. В пресс-конференции принял участие режиссер Борис Митич.
 
Возможно, Ничто – не самое многообещающее имя, зато очень предприимчивый персонаж. Он устал оттого, что его не понимают, сбежал из дома, пустился в путешествие через восемь горных хребтов и восемь морей и прибыл в гости к нам. По дороге он комментировал всё, что видел, наблюдал за жизнью и смертью, политикой, отношениями между мужчиной и женщиной, думал о смысле жизни и изложил все простым и доступным стихом. Ничто снимали 62 оператора-документалиста по всему миру. В результате получился радостный документальный фильм, в котором сочетаются банальности, глубокие откровения, поэтические наблюдения и маленькие тайны.
 
«Идея фильма появилась восемь лет назад в качестве риторической провокации, моей реакции на состояние киноиндустрии того времени и вообще на ситуацию в обществе, в мире. Я понял, что «ничто» - очень подходящая тема для документального фильма, заслуживающая рассмотрения. Помимо кинематографического интереса, я был вдохновлен отзывами обычных людей. Я рассказывал об идее фильма таксистам, бабушкам в Шотландии, детям в Луизиане. И они все очень радостно на это реагировали», – рассказал Борис Митич. 
 
Он признался, что хотел в этой картине максимально уйти от своей предыдущей ленты «Прощай, как дела?». Однако понял, что в итоге получился «практически сиквел». Над фильмом «Похвальное слово ничему» работало более 60 операторов. Для подготовки ленты Митич использовал более 20 тысяч страниц текста – переработанного из разных литературных источников. 
 
«Сначала я бросил вызов семи известным документалистам и попросил их снять именно то, что они представляют как «ничто». Лично я с ними был незнаком, но показал каждому из них список из других шести фамилий, и они согласились. Однако кроме одного из них все чувствовали большую ответственность и не хотели работать без моих указаний. В итоге они отдалились от этого проекта и я перестал думать о каких-то громких именах и предложил своим знакомым, коллегам ученикам снять фильм про ничто. Дал им для этого полную свободу. После того, как на первом этапе они говорили, что не представляют что делать дальше, я им стал присылать цитаты из этих 20 тысяч страниц. Не для того, чтобы что-то подсказывать, а чтобы высечь новую искру, заставить их думать в новом направлении. Затем я присылал им такие дайджесты статей – я назвал их «Ничтопедия». И только потом уже давал тот текст, который сейчас звучит в фильме», – отметил режиссер.
 
Снятые этими документалистами работы выкладывались для обсуждения другими работающими на проекте операторами. Причем отрывки не подписывались. Коллеги могли оставлять комментарии под этими историями – но тоже анонимно. С одной стороны, это давало свободу, а с другой, как рассказал Борис Митич, приводило к меньшему уровню ответственности за снятые материалы. В какой-то момент над фильмом работало более 100 кинематографистов. Митич не просил о какой-то выработке, а предоставил полную свободу.
 
«Они даже не были обязаны присылать мне кадры. По сути, я им платил карманные деньги за размышления ни о чем. Снимать они могли своими собственными камерами, где захотят и когда захотят. Когда они наконец вошли в такой рабочий ритм и расслабились, то сняли много материалов, причем за смешные деньги», – рассказал Борис Митич. 
 
Монтаж ленты занял три дня, а написание закадрового стихотворного текста – два дня. Причем до этого Борис Митич никогда не занимался поэтическим ремеслом.
 
«Я называю это годами маринования. Потом они сублимируются в какое-то космическое ускорение. Весь этот материал в голове и это «ой-ой-ой» звучит на скорости 25 кадров в секунду на протяжении 8 лет. Потом есть все-таки дедлайн. Я должен был выдать сценарий к определенному дню. Никогда до этого я не писал стихов, и вообще не планировал, что текст фильма будет звучать в стихах. Так же было и с монтажом. Я начал примерять один фрагмент, другой, и наступил момент, когда я убрал все заготовки, наклейки, ключевые слова и начал работать с чистого листа. Это был момент, когда я понял, насколько большим потенциалом обладает мозг, что он может делать. Это было практически божественное вмешательство разума», – подчеркнул режиссер.